Почему портятся отношения взрослых детей и родителей

отошение

В этой статье хочу поднять вопрос отношений взрослых детей к родителям. Хотя эта тема более глобальна, так как разладиться отношения могут по разным причинам – это и внутренние конфликты, и влияние других лиц, и много других факторов.

Начнем с главного: поскольку я веду речь о взрослых детях, то давайте определимся с понятиями: кого считать взрослым? Если у вашего ребенка психическое развитие в норме, то в 18 лет для него абсолютно нормально сепарироваться (отделяться) от родителей! Он бессознательно готовит себя к взрослой жизни, самостоятельности.

Вместо того, чтобы радоваться такому взрослому выбору ребенка, родители начинают себя вести прямо противоположно: паникуют, закатывают истерики, начинают отчаянно бороться за все еще важное (для них) место родителя в жизни сына или дочери…

Дорогие родители, поймите, ваши дети вам не принадлежат. Они не вещь, не ваша собственность, они совершенно отдельные и независимые от вас личности. Это сложно понять, для этого нужна отвага и смелость.

Наиболее сильный и важный источник переживаний дошкольника — его взаимоотношения с другими людьми — взрослыми и детьми. Когда окружающие относятся к ребенку ласково, признают его права, проявляют к нему внимание, он испытывает эмоциональное благополучие — чувство уверенности, защищенности. Эмоциональное благополучие способствует нормальному развитию личности ребенка, выработке у него положительных качеств, доброжелательного отношения к другим людям.

В обыденной жизни отношение окружающих к ребенку имеет широкую палитру чувств, вызывая у него разнообразные ответные чувства — радость, гордость, обиду и т.д. Ребенок чрезвычайно зависит от отношения, которое ему демонстрируют взрослые. В общении через подражание ребенок осваивает способы взаимодействия людей друг с другом. Стремясь получить похвалу, усвоить привлекательные для него способы действия, слушая захватывающую историю о близком человеке или любимую сказку, он с детской горячностью погружается в общение, в переживание за другого, проецируя себя на место этого другого. В тоже время, стремясь подтвердить свою самостоятельность, ребенок весьма недвусмысленно обособляется, демонстрируя свое стремление настоять на своем: «Я так сказал!», «Я буду это делать!» и прочее. В детстве ребенок еще не может достаточно искусно управлять своими эмоциями, толкающими его то отождествить себя с другим человеком, то отринуться от него в негодовании.


В дошкольном возрасте общение со взрослыми приобретает внеситуативный характер. Благодаря речевому развитию значительно расширяются возможности общения с окружающими. Теперь ребенок может общаться не только по поводу непосредственно воспринимаемых предметов, но и по поводу предметов представляемых, мыслимых, отсутствующих в конкретной ситуации взаимодействия. То есть содержание общения становится внеситуативным, выходящим за пределы воспринимаемой ситуации.

Выделяются две внеситуативные формы общения ребенка со взрослым – познавательная и личностная.
В 4-5 лет складывается внеситуативно-познавательная
форма
, для которой характерны познавательные мотивы и потребность в уважении взрослого. К старшему дошкольному возрасту появляется внеситуативно-личностная форма общения, которую отличают потребности во взаимопонимании, сопереживании и личностные мотивы общения. Главным средством для внеситуативных форм общения является речь.

Внеситуативно-личностное общение ребенка со взрослым имеет важное значение для развития личности ребенка. Во-первых, в процессе такого общения он сознательно усваивает нормы и правила поведения, что способствует формированию морального сознания. Во-вторых, через личностное общение дети учатся видеть себя как бы со стороны, что является важным условием развития самосознания и самоконтроля. В-третьих, в личностном общении дети начинают различать разные роли взрослых – воспитателя, педагога, врача и пр. и в соответствии с этим по-разному строить свои отношения с ними.

Другой вид отношений между родителями и детьми — полная противоположность первому. Папа и мама всячески отказываются от внимания, они всегда против любых подарков, помощи. Вместо этого, сами пытаются выкроить деньги с мизерной пенсии для вполне самостоятельных дочери или сына. И те постепенно привыкают к тому, что они вообще не могут быть полезными для своих родителей. Иногда превращаются в инфантильных и капризных маменькиных сынков и папиных дочерей. Они подсознательно понимают, что любая просьба — от денег на сигареты до нового авто любящие родители все равно удовлетворят. И пользуются этим, пока есть возможность.

Равнодушные дети


Конфликты между родителями и взро­с­лыми детьми, к сожалению, — это почти «норма жизни», а чтобы решить эти конфликты, нужно, если по-хорошему, возвращаться в далекое прошлое и менять его до неузнаваемости. Но все мы люди здравые и прекрасно понимаем, что такое развитие событий маловероятно. Про­шлое уже случилось, прошло, и оно было таким, каким оно было, другого прошлого у нас и у наших детей нет и уже не будет. А обиды и взаимные претензии, причем обоюдные — детей к родителям, родителей — к детям, они ведь из глубокого детства идут. В свое время я целую книжку — «3 ошибки наших родителей. Конфликты и комплексы» — посвятил этому вопросу.

Итак, выхода нет. Хотите наладить нормальные отношения со своими взрослыми детьми, учитесь. Учитесь другому поведению, другим отношениям. Отключите свой воспитательский зуд, перестаньте критиковать и указывать. Учитесь уважительному отношению к своим выросшим детям.

Учитесь признавать их право жить так как они сами хотят, пусть даже с вашей точки зрения это неправильно и они совершают ошибки. Учитесь быть благодарными им, за то, что они с вами общаются, выслушивают, и часто терпят ваши нотации и критику.

1. “Без оглядки на родителей” – это про подростков. Взрослый человек учитывает чужой опыт, но

а) помнит о своих ограничениях (“мне привычно не замечать советов такого рода – потому что я уже обжигалась”),

б) старается сам максимально разнообразить “референтность выборки” —  спросить не только у любимой мамы или дорогого папы, но и еще у ровесников, младших на несколько лет, старших из другой социальной среды и т.п.

2. “Сократ мне друг, но истина дороже”.

Результат любых действий, что бы ни насоветовали советчики, даже самые близкие – только самого взрослого человека. Только ему расхлебывать последствия действий.

Однако после подросткового периода приходит понимание, что абсолютно правым быть невозможно. И доказывать свою правоту вплоть до уничтожения позиций другого – дорого обходится.

Можно позаботиться и о папе, и о маме, но поступить по-своему.

Вы родители, и именно вы первыми должны изменить отношения с вашей родительской стороны. И тогда ваши взрослые дети вынуждены будут изменить свое поведение. Но начать должны именно вы. Вы первыми пришли в эту жизнь. Привести в жизнь детей, тоже было вашим решением. Именно поэтому это ваша ответственность изменить отношения, пока они не разрушены окончательно.

Я знаю, что от старого мышления отказаться очень трудно. Тут нужна помощь. И знаете от кого вы можете её получить? От ваших взрослых детей. Но для того, чтобы её получить, её нужно попросить. Но ведь родители просить не умеют. Их дело требовать. Они же родители.

2. Чувство собственной нереализованности, неудачно прожитой жизни, а также желание, чтобы в своей жизни ребенок достиг и сделал все, чего в свое время не удалось сделать родителям, и страх, что ему это не удастся, — довольно распространенная проблема. Обычно такие переживания родителей серьезно осложняют их взаимоотношения с детьми, делая из них невольных тиранов, ограничивающих свободу своего ребенка. Изменить отношение к собственной жизни у достаточно пожилого человека, прожившего уже большую ее часть, задача непростая, тем более что часто у таких людей жизнь действительно прошла не совсем просто и удачно. Тем более, что сейчас появился еще один внешний аспект этой проблемы, связанный с резким изменением социальных обстоятельств, когда тысячи людей вдруг поняли, что то, чему они годами служили, во что верили, в сущности, было ложью, времени же прожить жизнь по-другому почти не осталось.

Таких клиентов прежде всего необходимо успокоить, повысить в их глазах собственную ценность. Работа с подобными проблемами требует от психолога большого мастерства. Что же конкретно можно сделать? Во-первых, выразить уверенность в том, что он сделал в своей жизни все, что мог, что трудности, которые преодолены клиентом, были действительно серьезными и нет ничего удивительного, что на них было потрачено столько усилий. Во-вторых, подчеркнуть важность жизненных достижений клиента, причем в качестве реальных достижений может выступить многое: научные результаты, духовные ценности, помощь людям, выросшие дети. И, в-третьих, обсудить с клиентом, что в жизни важно не то, чего достиг человек, а как он этого достигал, каких жизненных ценностей придерживался. В этом смысле, например, честность, доброта, искренность клиента могут выступать как важнейшие ценности, которые удалось в жизни реализовать, несмотря ни на что. Большую помощь в работе с такими проблемами психологу может оказать специальная литература (Франкл В., 1989; Фромм Э., 1989, 1990 и др.).

3. Ощущение вины родителя перед ребенком — довольно распространенный феномен, но эта вина особенно неуместна в обсуждаемых ситуациях, поскольку связана с поступками и событиями из давнего прошлого. Наиболее простая тактика работы в данном случае — демонстрация бессмысленности переживаемого клиентом чувства. Сделать это можно по-разному, например, показав клиенту нецелесообразность, неуместность тех поступков, выяснений и объяснений, которые предпринимаются им с целью загладить эту вину. Такое заглаживание, часто принимающее форму вмешательства, лишь осложняет отношения с ребенком. Полезно также обсудить с клиентом прошлое и показать ему, что его поступки в тех случаях, которые ныне являются объектом беспокойства и переживаний, были единственно реальными и возможными, что их негативные последствия нельзя было предугадать, что судить себя прошлого с позиции себя нынешнего — в принципе бессмысленная, не приводящая к разрешению ситуации задача.

В качестве примера такого самоедства приведем случай с клиенткой, слишком рано, с ее точки зрения, отдавшей дочку в детский сад, так как нужны были деньги, пришлось выйти на работу, а сидеть с девочкой было некому. В саду девочка заболела ангиной, давшей осложнение на уши, в результате чего на одно ухо она практически не слышит. Эта девочка давно уже взрослая женщина, а клиентка до сих пор казнит себя за случившееся, считает, что проблемы дочери с мужем — результат ее глухоты.

Переживание родителем вины перед ребенком чаще всего усугубляется страхами и переживаниями собственной ненужности, о которых говорилось выше и которые также следует обсудить с клиентом. Тем более, что обострение чувства вины обычно связано с какими-то реальными ситуациями, усиливающими для клиента проблемы собственной жизни и одиночества. В приведенном выше примере клиентка надеялась, что, выйдя на пенсию, она наконец сможет все свое время уделить дочери, чтобы искупить свою вину, но той, конечно же, давно не нужно этого, подобная перспектива может лишь испугать ее.

Поскольку цель данной работы — анализ ситуаций краткосрочного консультирования, мы не будем останавливаться на четвертой группе причин — глубоких личностных проблемах, тревоге, страхах. Для работы с такого рода случаями требуются иные методы, базирующиеся на глубинной психотерапии, опыт и достаточно длительное время взаимодействия с пациентом, поэтому консультанту в подобной ситуации следует рекомендовать клиенту, предварительно замотивировав его на соответствующую работу, обратиться к другому специалисту.

Tagged :